Вход в систему

ЗОЛОТОЙ ЮБИЛЕЙ: АСЕАН НА ГЛОБУСЕ И В РОССИЙСКОЙ ПОЛИТИКЕ

ЗОЛОТОЙ ЮБИЛЕЙ: АСЕАН НА ГЛОБУСЕ И В РОССИЙСКОЙ ПОЛИТИКЕ

На последнем саммите АСЕАН произошло мало чего значительного, помимо обычных заявлений о стремлении к развитию свободной торговли, обсуждения проектов. Двусторонние встречи «на полях» фактически затмили собой многосторонние, пишет эксперт клуба «Валдай» Георгий Толорая.

Завершившийся в столице Филиппин саммит АСЕАН планировался как празднество по случаю 50-летия существования организации, как доказательство ведущей роли организации в регионе и не только. Не случайно на юбилейный саммит АСЕАН и последовавший вслед за ним Восточноазиатский саммит (АТЭС) были приглашены ведущие мировые лидеры. Правда, Владимир Путин по уже сложившейся традиции на Восточноазиатский саммит не поехал. Устал говорить, что традиционное неучастие первого лица вызывает недовольство наших азиатских партнёров, считающих это индикатором фактического невнимания России к азиатским делам. Но и Дональд Трамп, который после долгих колебаний дал согласие на участие в саммите, в связи с задержкой церемонии открытия просто хлопнул дверью и улетел, оставив вместо себя Рекса Тиллерсона.

Видимо, всё это хозяевам юбилейных торжеств было не очень приятно. Подтвердились опасения, что ведущие мировые державы меньше считаются с форумом АСЕАН. Постоянные заявления Трампа о нежелании иметь дело с многосторонними организациями, о том, что надо руководствоваться принципами чисто коммерческой выгоды для того, чтобы развивать отношения на двусторонней основе, в общем-то, для таких многосторонних структур как АСЕАН просто перечёркивают их функции как площадки согласования общих подходов, поиска и продвижения к гармоничной системе международных отношений.

 

На нынешнем саммите произошло мало чего значительного, помимо обычных заявлений о стремлении к развитию свободной торговли, обсуждения проектов. Двусторонние встречи «на полях» фактически затмили собой многосторонние – тем более, что саммит АСЕАН стал завершающим аккордом в поездке – он ясно дал понять, что прагматический курс неизменен, что США намерены не давать партнёрам «брать верх», что США фактически против свободной торговли. И придётся им если не «плясать под американскую дудку», то петь любовные песни, как это сделал президент Филиппин Дутерте.

Что это значит для Азии? США фактически готовы самоустраниться от региональных дел, переведя отношения на сугубо двустороннюю прагматичную повестку, при этом для их политики всё же будет характерен антикитайский подтекст. В частности, обратило внимание на себя заявление Трампа о новой концепции Индо-Тихоокеанского региона, а не Азиатско-Тихоокеанского региона. Его надо расценивать как стремление привлечь Индию к своему роду «блоку демократии» – Австралия, Япония, Южная Корея, для того чтобы противостоять растущему китайскому влиянию.

 

Вакуум заполнит Китай. Китаю накануне саммита удалось сгладить ряд противоречий, в частности наладить отношения с соседями по поводу территориальных споров, снизить напряжённость в отношениях с Южной Кореей, Вьетнамом и другими странами. Достигнуто согласие по началу переговоров по Кодексу поведения в Южно-Китайском море. В ходе мероприятий Китай подчеркнул значимость тех структур, которые взаимодействуют с Китаем: в частности, это касается Всеобъемлющего регионального экономического партнёрства, которое включает, напомним, Китай, страны АСЕАН, Южную Корею, Японию. Этот торговый блок должен стать, по замыслу Китая, азиатским дополняющим элементом его концепции Пояса и пути. На встрече в Маниле, впрочем, его министры торговли не смогли полностью договориться, было принято решение перенести переговоры и подписание соглашения на этот счёт на следующий год. Процесс сохранит всех участников, и можно не сомневаться, что Китай его продавит.

 

Больше вопросов о будущем другого международного соглашения – ТТП, которое было инициировано США с участием почти тех же стран, за исключением Китая. Напомним, что из ТТП Трамп с первых дней своего президентства демонстративно вышел. Для оставшихся 11 стран, казалось бы, это соглашение потеряло всякий смысл, поскольку именно удобство доступа на огромный американский рынок было главным стимулом того, чтобы идти на уступки в других областях. Эта модель межрегионального сотрудничества гораздо более высокого уровня, чем другие соглашения о свободной торговле; она затрагивает не только моменты, связанные с внешними отношениями, но даже законодательство стран, настаивая на его гармонизации. Гальванизация ТТП и развитие его основных положений, оставшимися 11 странами произошла по инициативе Японии. В ходе встречи было практически согласовано так называемое Всеобъемлющее и прогрессивное соглашение по ТТП (таким будет новое название этого процесса). Его подписание сорвалось из-за того, что не явился премьер-министр Канады, который посчитал, что стороны не учли все пожелания. Но наблюдатели сходятся в том, что формат всё же был спасён и в дальнейшем переговоры будут продолжены.

Открывает ли это для России новые возможности – может быть, и для неё найдётся место в региональных процессах? Премьер-министр Дмитрий Медведев высказывался по конкретным экономическим проектам, которые направлены на закрепление России на рынках АСЕАН, прежде всего, продовольственном и инфраструктурном, об её интересе к высокотехнологическим областям. Наверное, это более уместно, чем наполеоновские планы по созданию системы коллективной безопасности, на что прежде должны согласиться ведущие игроки – США и Китай. И самостоятельной роли России тут ни та, ни другая сторона не ждёт.